?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: общество

Есть такие фильмы, которые откладываются на подкорочке головного мозга, фразы из которого и видеоряд вытутаированы на сердце, а мораль такая сильная и непробиваемая что начинаешь сожалеть за то что есть люди которые не прониклись, не видели, не могут оценить, примерить, впрыснуть в кровь толику сомнения, сомнения в том что общество наше старается проломать все что выбивается из общего ряда. Красоту и верность, например. Нельзя жить в обществе и быть свободным от него. Это аксиома. Но и общество порой такое, что лучше держать от него подальше по возможности. Фильм Джузеппе Торнаторе «Малена» как раз об этом. О любви, унижении которая подвергается одинокая красивая женщина, ее борьбе с окружающими товарками, соседками, пираньями с рынка, и мужчин, нарочито пустыми и никчемными. Эта роль катапультировала Монику Белуччи в ряды самых красивых и желанных женщин в мире. Сделала ее супер звездой. Некоторые даже поговаривают что это именно «ее» роль, роль для которой она была рождена.  

Знаете, если такой мем в дагестанском сегменте сети… мол если бы Белуччи баллотировалась бы на пост президента Дагестана то выиграла бы в первом туре с космическим отрывом. И правда, - бешенная популярность в Дагестане. Подписка нашего брата на фейсбук Белуччи просто зашкаливает.

Дагестан это конечно не Италия. Но очень похоже по своему менталитету. Мне иногда кажется что Дагестан мог бы быть частичкой этой славной страны, в чем-то на нее похож. Будь у нас люди чуть более образованными, люби они жизнь чуточку сильнее, будь они расслабленней нежели чем сейчас. Жизнь для дагестанца, такое ощущение, постоянное ожидание мегафонного окрика на вышке, вендетта, заговор и наговор, вера в себя, вера в справедливость ее приливов и отливов. Итальянцы не такие – они расслаблены и стараются получать от жизни кайф. Однако схожестей очень много. В поведении, темпераменте, социальном расслоении и обществе. Смотря фильм, не покидает ощущение, что это фильм про нас, дагестанцев, только сняли его в Италии, на Сицилии.

Действие фильма разворачивается в Италии времен второй мировой войны. Малена – красавица, муж которой ушел на войну и не вернулся, пропал без вести. Путь Малены от своего дома до работы провожает глазами весь город, мужчины (восхищенный шепот сочно скворчит на медленном огне обожания) и женщины («я знаю таких, как она! Шлюха!»). Малена как красная тряпка для обеих гендерных групп. Первые восхищаются ею, преклоняются, ухаживают за ней, не дают прохода, стремятся затащить ее к себе в постель. Вторые тихо, а порой и открыто ненавидят. «Люди готовы простить тебе все, кроме твоей красоты». Все это до боли напоминает Дагестан, где местные товарки, готовы записать в шлюхи и проститутки любую женщину которая выглядит лучше них, знает это и не боится это показать. Мужчины, тоже – практически точечное попадание. Босоногое махачкалинское детство, откуда-то оттуда, из 90-ых, сразу выдает модную в то время поговорку «На словах ты Лев Толстой, на деле йух простой».

На фоне повышенного внимания к Малене, сплетен, наговоров и штампов которые липнут к красивой женщине, на фоне страданий Малены, «смерти» мужа и болезни отца, разворачивается история юного Ренато (кстати, актеру его сыгравшему, Джузеппе Сульфаро, на тот момент уже исполнилось 16 лет), пацанчика который проходит ту самую стадию пубертатного периода, когда и первые любови, и попытки заговорить с понравившейся «дамой» и многого чего другого. Объектом любви вьюноши становится прекрасная Малена, правда об этом она не подозревает. Любовь, гормоны и толкает Ренато на подростковый вуйаризм – он буквально следует за ней по пятам, следит за ней, наблюдает за ней, ворует ее белье, и застуканный с ним своим отцом получает некислых люлей перед всей семьей. Ренато, тайный поклонник, становится свидетелем настоящей драмы жизни Малены, которая проходит путь от женщины ждущей мужа с войны до необходимости стать проституткой, всеобщего презрения (это оно, общество «правильных» людей довело ее, как доводит многих других здесь и сейчас,. возможно кого-то из ваших знакомых), фактического изгнания после её показательного избиения женщинами на площади.  

История Ренато очень правдоподобна. Думаю, большинство мужчин вспомнят такой период своего «мужания», когда уже очень многое хочешь, но еще ничего не можешь. Когда абсолютно не в состоянии подойти к объекту своего обожания, и от этого страсть накипает, как в закупоренной бутылке. Сколько своих несостоявшихся «первых любовей» вы упустили, прежде чем в первый раз решились подойти и заговорить? Тема вечная и серьезная. Тем неожиданнее и смешнее выглядят разбросанные тут и там первосортные гэги — что сцены в спальне Ренато, что убойные реплики его папаши… «Ты ослепнешь, если будешь продолжать это делать!» кричит отец Ренато намекая на мастурбацию своему сыну, и тут же сознание Ренато выдает проекцию, фантазию в которой он уже слепой.

Режиссер Торнаторе, который снимал «Малену» по одноименному рассказу своего отца Лучано Винцензоли, блестяще даёт вкрапления юмора, который бьет на убой. Это и драма одновременно и трагикомедия. Ну разве вы вспомните свои юношеские страхи, поры и терзания без улыбки на лице?

Малена, есть, была у каждого подростка. Своя Малена, в той или иной степени была у каждого. И каждый проходил стадию взросления. В фильме, это показано очень четко. Прямое попадание.
Где-то фильм может служить примером для воспитания мальчика, показывает родителям, что творить в юной влюбленной душе, если вдруг они это забыли. Взаимосвязь отец-сын здесь показана очень хорошо.

Кому-то фильм покажется излишне откровенным: сцены где Ренато фантазирует о сексе с Маленой, поход отца и сына в публичный дом – «парень созрел, ему нужно выпустить пар» до собственно подглядываний, разговоров о сексе и нарочитой сексуальности Малены (Моники Белуччи).

С другой стороны, нужно помнить, что секс не грязен, пока мы его пачкаем. Да и история рассказана максимально правдиво и гротескно. В кадре та самая Италия, о которой все так восторженно говорят, которую мы так любим. И главное, главное что в кадре жизнь, примеры человеческой подлости и мужества.

«Мне было двенадцать с половиной, когда я впервые увидел её. И, хотя, став старше, я утратил ясность памяти, эту встречу я помню совершенно отчётливо. В тот день Муссолини объявил войну Великобритании и Франции, а мне купили мой первый велосипед».

« Прошло время, я любил многих женщин, и когда мы были близки, они спрашивали: буду ли я помнить их? И я говорил: да, я буду помнить вас. Но единственная, кого я никогда не забуду — та, которая никогда не спрашивала — Малена».

«Я позабочусь о Вас, сеньора Малена. Дайте мне только вырасти»

s_thumbs_1603980991_a20f07b788d6d61fae3d4a14d3708123

glv7f

mv5419_1306201000403236

текст написан для журнала "Passport"

Дагестанские мужчины настолько суровы, что… А впрочем, так ли это в действительности? На самом деле система страхов дагестанца многополярна и довольно устойчива. Объясню почему.

Конечно, любой дагестанец, в пределах статистической погрешности естественно, скажет, что он ничего не боится. Но это будет лукавство. Наш брат, боится. Не физических страданий, ни озоновых дыр, пауков, атомной бомбы, войны на два фронта, информационной блокады. Нет-нет-нет! Всё довольно проще. Страхи мужчины лежат совсем в другой плоскости.

Уверяю, дело в воспитании, ответственности и чувстве собственного достоинства. Три кита, которые дают нам отправные точки. Нам не нужно придумывать новые траектории.

Позор. Неуважение. Главный страх. Системный. Впитанный с кровью. Нет ничего страшнее для мужчины, чем неуважение и позор. Можно проиграть важный спор или матч, битву, проебать все на свете, в том числе дом, девушку (жену) и машину, но главное остаться в глазах окружающих man in black. То есть в режиме «почёт и уважуха». И если за тебя молвят слово, а на районе говорят что ты правильный пацан, тебе все по плечу, все преодолимо. Имидж греет не только душу. Имидж работает на тебя. Неважно, как и когда. Репутацию легче потерять, чем создать, говорил Самуил Батлер. Сегодняшний дагестанец слепо следует этому правилу и добавляет: «Нормально делай – нормально будет».

Слезы. Мужчина патологически боится слёз. Своих. Чужих. Особенно женских. Со слезами он совершенно не знаком и не понимает, что сними делать, как реагировать… Слезы, это больше по женской части. Целое искусство, с которым мужчина, как правило, не знаком. Мужчина может знать, чем отличается неаполитанская «Каморра» от латиноамериканской «Мара Сальватручча», о том, как по разному трактовали образ Крессиды Боккаччо, Чосер, Роберт Генрисон и Шекспир, извлекать квадратный корень в уме, и рассуждать о вреде и пользе аутоиммунных препаратов, но о слезах он не знает ничего. Совершенно ничего.

Попасть в ад. Поразительное свойство! В дагестанце уживается одновременно и тяга (магнитная прямо-таки) к самодурству, безбашенности, желании разрушать и выходить за рамки (что есть, то есть, согласитесь) и браваде… и поразительный страх в потустороннее. Мы ужасно боимся попасть в ад и это, тот самый холодный душ, который иногда действует отрезвляюще. И человек задумывается что же он скажет Там Наверху, когда его спросят о грехах. К сожалению, для истинных адептов хаоса это не самый сильный аргумент. «Хочется в рай, но в аду больше знакомых» - вот о чем, к сожалению, многие думают, выйдя утром на крыльцо. Особо сведущие цитируют Шекспира: «Ад пуст. Все бесы здесь».

Отсутствие детей. Тонкая душевная настройка в таких случаях даёт сбой и весь свет становится тьмой. Желание быть отцом – это то, что дагестанцу не нужно прививать. О том, как он будет играть со своим чадом («неважно какого пола будет ребёнок, главное чтобы мальчик был здоровым!») в прятки, футбол или пойдёт смотреть матч на стадион, дагестанец мечтает с 10-ти, нет с 15-ти, ну ладно примерно с 18-лет.

Бедности. Её бояться все. Топография сознания дагестанца даёт отчётливый ответ – семейный достаток это первоочередная забота… не говоря уже о машине, о которой грезит любой представитель сильного пола. Если всё это выливается в посаженную чёрную приору и езду по ночному городу в поисках приключенческих катаклизмов и техногенных катастроф, то кроме как о фиглярстве (один из главных пороков дагестанского мужчины, о котором стоит написать трактат или научную диссертацию) речь не идёт. Мужчина же, который стремится подчинить себе время и деньги и думает больше о том, как прокормить семью бедность боится патологически.

Женщин. С одной стороны ну чего их бояться? Да и кто признается в этом. Однако в каждом есть подсознательный страх быть непонятым, отвергнутым, непопулярным… И да… они иногда так странно ведут себя… говорят в тот самом ненавистном тоне «женщины передовых взглядов». Давно уже не секрет, что в присутствии женщины мужчина часто чувствует себя глупцом. А это чувство очень паршивое. Производный от женщин страх, это боязнь семейных уз. По-моему тут комментарии излишни.

Прослыть скупым. Дагестанский мужчина, за редким исключением, априори щедр. Сомнительное качество для семейного бюджета и накоплений, исключительная удача для девушки, имеющей на мужчину виды. К тому же даже незначительный слух между друзьями о том что «Мага жмот» - может полностью уничтожить репутацию.

Быть глупым. Наверное, с этого было нужно начинать. Ведь тут и констатация факта (ну кто не боится быть глупым – только действительно глупый человек) и пожелание. Нет ничего более позорного для мужчины, чем шутовство.

Profile

кибальчиш
giovinco
giovinco

Latest Month

December 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner