giovinco (giovinco) wrote,
giovinco
giovinco

Бюджетный паразитизм

О том, почему дотационность – концентрированный вред для дагестанской экономики, да и вообще для субъекта ФЕДЕРАЦИИ, где бюджет выступает не просто как финансовый инструмент, но как инструмент влияния, управления регионом, написано немало статей. Хаджимурад Камалов (создатель дагестанской газеты «Черновик»), к примеру, говорил, что «федеральные дополнительные деньги лишь стимулируют недобросовестную конкуренцию неэффективных государственных органов с эффективными собственниками-бизнесменами». Проблема озвучена и осмыслена. Не является чем-то сакральным и неизвестным. Но перемен не будет. Не будет, потому что в нашем случае инициатива должна идти не снизу, а сверху. Снизу её просто не дождёшься.

Бюджет Дагестана – это один большой мыльный пузырь. Внутри него пусто, хотя принято считать, что это не так. Общий объём доходов республиканского бюджета РД на 2013 год – чуть более 71 млрд рублей. Из них дотаций (межбюджетных трансфертов из федерального бюджета) – чуть более 50 млрд рублей. Дескать, 21 млрд рублей доходов республика собирает сама. Фикция. Единорог, о котором все знают, но никто никогда не видел. Вычтите из этих 21 млрд рублей половину (ориентировочно), которая приходится на НДФЛ (между объёмом дотаций и уровнем сбора НДФЛ самая прямая связь: не будет дотаций – сведутся к нулю сборы по НДФЛ). Отсюда же можно вычесть те доходы, которые идут со среднего и малого бизнеса, так как это та сфера, которая у нас развивается за счёт потребления дотационных денег. И что останется? А если вспомнить о всех тех деньгах, которые в бюджете не сидят, но тем не менееидут из федерального центра по всяким программам и подпрограммам, финансированию из головного центра некоторых организаций и общественных, культурных, социальных объектов (проектов), то уровень дотационности вырастет ещё в большей степени.

e01
Сейчас уровень дотационности находится на уровне 71% (доля дотаций от уровня доходов республики на 2013 год). Что интересно, последние 5 лет уровень дотационности не падает ниже 70%. То есть он стабильно выше этой цифры. К примеру, в 2013 году это 71,2%, в 2012 – 73,6%, 2011 – 73,9%, в 2010 – 73,7%, в 2009 – 78,7%. Это, как было уже сказано, доля дотаций в структуре доходов республики. Что касается расходов, то тут также очень интересные цифры. Сразу оговоримся, что расходы республики всегда превышали объём дотаций, который шёл в Дагестан из федерального центра. Однако начиная с 2009 года, рост дотаций практически прекратился, чего не скажешь о расходах. Это видно в таблице 1, которая позаимствована из доклада старшего научного сотрудника института проблем рынка РАН Михаила Чернышова «Дагестан в эпоху перемен: мобилизация без модернизации». Доклад был прочитан 11 мая на площадке ДГУ.

Планов громадьё

Трудно пройти мимо сказанного Чернышовым, так как доклад наглядный и трезвый, во многом объясняет те проблемы, из-за которых экономика республики практически не развивается. Не углубляясь детально в сказанное им, отметим некоторые тезисы, наиболее уместные в рамках публикации. Так, к примеру, экономику республики он назвал паразитической, а в такой системе «инвестиции не дают желаемого роста, а лишь увеличивают потребление».   

Коснулся он и новой власти Дагестана, и её планов реанимирования экономики республики (кстати, кто только и как только не пытался её реанимировать – результат известен). В частности, речь зашла о десятке приоритетных проектах президента Дагестана, разработанных экспертной группой во главе с Булатом Столяровым, а также о так называемых дорожных картах. «В СМИ получили огласку 7 приоритетных проектов, которые якобы готовил стратегический совет при президенте Дагестана, который как бы ещё не сформирован. Дорожные карты. По сути дорожные карты – это довольно сложные многостраничные документы, в которых детально расписаны действия по достижению целей с указанием исполнителей, ресурсов, сроков… Надо сказать, что специалистов, способных сделать дорожную карту, в России можно измерить десятками. Причём это очень затратный, трудоёмкий процесс, который требует не только колоссального объёма информации, но и квалификации специалиста. На основании этого документа и формируется итоговая дорожная карта. Если ознакомиться с тем, что представлено нам, то я сказал бы, что автор не заморачивался на развёрнутом плане, а дал краткую версию, что уже вселяет скепсис в реализуемость этих планов. Цели указаны до 2016 года. Совершенно непонятная дата, которая совсем не стыкуется ни с одной общероссийской программой, стратегией…» – отметил Чернышов. Недоумение вызвали и декларируемые результаты, ожидаемые к 2016 году. А именно: выбивание денег из федерального бюджета на ФЦП от 100 млрд рублей; общая сумма инвестиций диаспоры в Дагестан – 100 млрд рублей; увеличение налоговых поступлений в 5 раз за счёт вывода бизнеса из тени; уменьшение теневого сектора в 2 раза (то есть собрать налоги, по расчётам Чернышова, мы также должны примерно в 100 млрд рублей, что, мягко говоря, вызывает вопросы)... То есть власть лихорадочно ищет деньги. В качестве источника, как правило, выступает федеральный бюджет, иные доходы. Деньги (тем более такие), по мнению Чернышова, взять нереально. Так как бюджет РФ входит в зону дефицита.

e02

e03

Квинтэссенция бедности

Главная мысль выступления Чернышова сводилась к постепенному отказу от дотаций. С этими тезисами согласен полностью. Чрезвычайная дотационность всех уровней бюджета привела к деформации экономической политики, которая нацелена на выбивание новых финансовых ресурсов из вышестоящего уровня власти. Так как деньги приходят сверху, то ответственность власти перед нижестоящим уровнем и в конечном итоге избирателем крайне низка. Нет заинтересованности в функционировании традиционных форм общественного договора, в том числе прямых демократических выборов. Вот квинтэссенция не только экономики, но и вообще общественно-политической жизни республики. Порочный круг. Несмотря на рост показателей собираемости налогов, за первые четыре месяца в федеральный бюджет УФНС РФ по РД мобилизовано более 1,3 млрд рублей при плане 1,1 млрд (динамику роста сбора налогов в консолидированный бюджет РД см. в таб. 2), несмотря на постоянное увеличение показателей социально-экономического развития республики, жизнь лучше не становится. Деньги уходят на обслуживание правящих элит. В этом плане очень наглядны расходы республиканского бюджета за последние три года (см. таблицу 3). В расчёт не был взят 2012 год, так как данные о нём есть только за первое полугодие. В таблице видно, как растут расходы республики на основные разделы/подразделы экономики республики – постоянный рост, постоянная необходимость денег, которые не трансформируются в качество. К примеру, расходы на национальную безопасность и правоохранительную деятельность возросли с 2009 по 2011 год почти в 2 раза – от 2,9 млрд до 4,8 млрд рублей. Кто-то чувствует себя в безопасности? То же самое и по другим показателям. К примеру, в структуру социальной политики входят: пенсионное обеспечение, социальное обслуживание населения, социальное обеспечение населения, охрана семьи и детства, другие вопросы в области социальной политики. Рост «Соцполитики» очень заметен, но на качестве обслуживания населения это никак не отражается.  

То, как исполняется бюджет – это отдельная песня. В 2012 году нецелевое использование бюджетных средств вышло республике в 42,3 млн рублей, а неэффективное использование бюджетных средств – 3 913,5 млн рублей. И это только из того, что выявили. Есть и примеры. Их на самом деле масса.

Особенно в этом плане выделяются муниципалы. Так, например, аудит эффективности исполнения расходов консолидированного бюджета МО «Ахвахский район» показал, что администрациями муниципального района и сельских поселений не осваиваются бюджетные средства и, соответственно, не исполняются расходные обязательства. Имеются остатки неиспользованных бюджетных средств, полученных из бюджетов различных уровней, в основном из республиканского бюджета РД. На 1 января 2012 года остаток неосвоенных средств составил 17 367,7 тыс. рублей. Или, к примеру, МО «Курахский район», где были приобретены товарно-материальные ценности на сумму 202,4 тыс. рублей, не связанных с осуществлением полномочий органов местного самоуправления. В МО «Шамильский район» немного другая проблема. При рекомендованной предельной численности работников органов местного самоуправления района в количестве 36 единиц фактическая численность составила 48 единиц (данные на 2011 год). На содержание сверхштатных 12 единиц израсходовано 2 408,0 тыс. рублей.

Распространены случаи, когда сроки выполнения РЦП срывались, а поставленные задачи не выполнялись банально из-за того, что при уменьшении объёма финансирования в программу не вносились изменения, не было корректировки целей, да и вообще постановки вопроса о дальнейшей целесообразности программы. В Счётной палате РД (руководитель – Малик Баглиев) отмечают, что госзаказчики частенько не представляют сведения об оценке эффективности результатов реализации РЦП и их влияния на различные сферы экономики. Есть и другие нарушения. 3 РЦП1 не утверждены в установленном порядке, в результате чего расходы на их выполнение запланированы с нарушением.

Ещё одним наглядным примером может служить то, как реализуются приоритетные инвестиционные проекты, пул которых создавался ещё при Магомедсаламе Магомедове (впервые заговорили о них при Муху Алиеве). Фактически работает из них реально только Каспийский завод листового стекла. И то, как оказалось, адекватность затрат на него тоже вызывает вопросы. К примеру, российский завод американской корпорации Guardian Industries ООО «Гардиан Стекло Рязань» имеет практически такое же количество сотрудников (350 человек, тогда как у КЗЛС – 475 человек), производственную мощность (215 800 т/год, тогда как у КЗЛС – 219 000 т/год), а объёмы продукции, выпускаемой в сутки, даже больше, чем у КЗЛС – 750–830 тонн вместо заявленных у КЗЛС 600 тонн. Плюс нахождение рядом рынков сбыта и удобная логистика.  

sledstvie_vedut

Пилотный проект

Дагестан мог бы стать пилотным проектом для эксперимента по снижению дотационности и переходу на рельсы собственной экономики (тут важно уточнить, что урезание средств не самоцель, для начала можно обойтись точечным их перераспределением и тотальным контролем). По крайней мере это лучше, чем просто от безысходности столкнуться с реальностью, что денег нет и нас отрезали от финансирования неожиданно. В республике аккумулированы проблемы всей России, здесь они выпуклы и гипертрофированны, и такие масштабные реформы должны начинаться с нас. Конечно, будет тяжело. Сперва нужно будет пройти острую стадию кризиса. Потом будет вторая стадия. Стадия «ползучего» процесса адаптации к меньшему количеству денег. На этой фазе должны появиться здравые экономические решения, продиктованные реальностью, а также теми планами и контрольными точками, заданными экспериментом, группой, планирующей переход на инновационное развитие экономики. Это важно не только для Дагестана, но и для всей России, так как дотационные регионы составляют подавляющее большинство. Это примерно 70 регионов из 83-х. То есть 84% всех регионов России находится в зоне убыточности. В них проживает 74,2% населения страны, они охватывают 87% территории государства. 

Нужно понимать, что в стране модернизации не будет, пока не будет трёх условий: реальной конкуренции регионов, децентрализации управления (риски здесь гигантские, но без них ничего не получится) и пока не будет двойной подотчётности власти не только центру, но и собственному населению.


1«Развитие молочного скотоводства и увеличение производства молока в Республике Дагестан на 2013–2015 годы», «Развитие здравоохранения в Республике Дагестан до 2017 года» и «Подготовка дагестанских спортсменов к ХХХI летним Олимпийским играм и ХV летним Паралимпийским играм 2016 года в Рио-де-Жанейро (Бразилия), ХХII Сурдлимпийским играм 2013 года в Афины (Греция) и ХХIII летним Сурдлимпийским играм 2017 года».

Tags: Дагестан, Журналистика, Родина, Экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments