giovinco (giovinco) wrote,
giovinco
giovinco

Category:

Невозвращение


Это была обычная семья… С претензиями на высокое… Они читали Монтескье, ездили на такси или маршрутках и слушали Бродского в наушниках, знали кто такая Фрида Калло и видели в каталоге рисунки Кандинского, но не догадались что это именно он… Они не верили в пятую колонну, но пятый угол был первоочередной задачей для поиска… Здесь они его найти не могли. Они искали мир, мир был внутри их, они были пацифистами и картинки насилия вызывали у них внутренние цунами, они возвращались домой, поднимались к себе на этаж обязательно пешком, по ходу рассматривая надписи на стенах про хуй и вечность, про то что здесь будет Шариат, а мальчик Н. просит стучаться к нему в аську, заходили домой… Включали телевизор, и с обыденностью смотрели новости по взрывы, про открытия больниц и 1 сентября, про повышение цен и добрые дела, нацквотирование и выборы. Потом смотрели «Дождь». Слушали, анализировали, смотрели друг на друга понимающим взглядом. Ужинали. Читали на ночь. Он – Сармаго «Слепота», она – «Быт и нравы народов Дагестана». Ложились. Занимались сексом. Принимали душ. Спали. Утром вставали, одевались, садились в маршрутку, на протертые тряпичные сиденья неопределённого цвета, и ехали через весь город на работу. По улице Акушинского, мимо огромного Зуба, поликлиники «Мечта» и сауны с аналогичным названием, мимо кольца на котором изрешетили не одну машину, мимо Русского кладбища и парка и дальше, дальше, дальше.

Работали усердно, и мало с кем общались, кроме как с родными, соседями,  друзьями по скайпу – они давно уехали. А обычная семья с претензией на высокое осталась. Осталась потому что однажды не смогла. Они ходили в гости слушали, слушали, слушали, и пытались участвовать в дискуссиях на кухнях, но это было совершено не для них, другие разговоры. Они пытались акклиматизироваться и приспособиться. Но не смогли. А потом продали квартиру за бесценок, отдали кошку соседям, выкинули уже ненужный рояль, и уехали. Добрые и злые лица остались в прошлом. Люди на фотографиях. На новом месте, по сути, то же самое, здесь тоже не все гладко. Но людей с претензиями намного больше. Вся задача будет только найти подходящих. Они уже знают несколько таких. Они так же ездят на работу, теперь уже на метро, вглядываются в лица, живут, слушают новости, трахаются, читают модных авторов и журналы, даже ходили пару раз на выставки, и во дворе у них есть широкая лавка с широкими ручками, на которой по ночам сидит молодёжь и пропивает себе мозги. У них есть многое, а главное внутреннее спокойствие. Они также разговаривают по скайпу только теперь с Родиной, у них периодически щемит сердце и а в наушниках всё чаще звучит знакомый ритм, они заходят в свои блоги и пишут. Они счастливы. Но по прошествии времени им всё чаще хочется вернуться. Вернуться на те улочки и к тем людям которые делали отрочество, детство, юность. Но ничего этого уже нет. Они застряли между прошлым и настоящим и хотят нормального будущего.

«Нух битаги» - от этой фразы они съёживаются и улыбаются с оттенком лёгкой грусти, а сердце стучит барабаном… Море, горы, орёл, трёхцветный благ, и к чёрту тех кто всё это испортил, к чёрту Монтескье, Кандинского, Сармаго и нацкворитрование… В зале аэропорта они покупают «Мой Дагестан» Расула Гамзатова… в маленьких окошках самолёта, уменьшающаяся в размерах Родина… Тяжелая, испорченная и изменившаяся, но всё-таки своя…   

Tags: Дагестан, Зарисовки, Литературные экзерсисы, Между строк, Родина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments