October 31st, 2018

кибальчиш

Кипарис

В этом месяце вместо отпуска мне довелось пускать плоты и кораблики по озеру Ак-Гель. Погода была теплая и грела душу, кости, мои ожидания будущего. На этот тепленький октябрь были особенные планы. Но все смешалось, как в доме Облонских, и планы пришлось поменять. Несмотря на всякое, нынешняя осень - это осень, которую мы заслужили. Она прекрасна. Воздух отравлен эндорфинами, экстази, сладкими нотами позднего винограда, мертвыми листьями, морем, утренней тягостью, сырой землей и кофе, пряностями, кухонными туманами, Бродским, сложными вычислениями и словами, ностальгией, и разговорами о том, как все должно быть. Мои записные книжки заканчиваются, цитаты и мысли пишутся на полях, как впрочем, и все самое главное, что происходит в жизни. Музыка, мануальщик, обнимашки младшей дочки, одиночество и семья (странно располагать эти два слова вместе, но все же) - вот все, что спасало этим октябрем. Ругаю себя, бью по рукам, прикусываю язык, пытаюсь остановить взрослые мысли - напоминаю, что старшие мои дети, еще очень малы, они еще дети. И стыдно. И больно. И Каюсь. И понимаю что мы с женой тоже дети - только прожили на этой страшной планете чуть больше. Знаете, нет темы более важной, чем утрата времени. И иногда кажется, что оно если не утрачено, то тратится впустую. И мысли, тоска, ностальгия по прошлому - детству, школе, всему этому беззаботному - все сильнее. Сладкое, невозвратное и кайфовое. Остановится, кивнуть с пониманием и благодарностью и двинуться дальше. Но, это, блядь, так сложно. Поэтому у меня на рингтоне тема из фильма «Interstellar», а в сердце я сею корни свободного и вечно зеленого кипариса. Приживутся ли? Надолго ли? Все эти вопросы из разряда тех, ответы на которые я знать не хочу.