February 16th, 2018

кибальчиш

Маркизка

Наша котя умерла. Ее звали Маркиза. Ей было 15 лет. Наш разноглазый монстр. Наша своенравная, рычащая на чужих, девочка. Котопес, звали мы ее детстве. Ленивая - жуть. Кусок мяса, упавший со стола, не поднимет. Кошка, у которой после игры была отдышка. Пофигистка. Познавшая дзен и прокрастинацию. Пушистый профессионал, купающийся в лучах солнца, перекатывающийся с боку на бок. Оставлявшая комнату в своих персональных кусочках ваты, тополиный пух - не иначе. Сварливая вредина, урчащая как холодильник, камнем ложащаяся ночью тебе на грудь, или свернувшись комком у ног. Белая, как снег. Воздушная и вроде бы незаметная. Но очень весомая. Член семьи. И сейчас, когда срок вышел, заходишь в родительский дом и сразу чувствуется, что не хватает огромного такого пазла, свидетеля и участника твоего юношества, а для кого-то и детства. Ночью снились остановившиеся часы. А потом Маркизка сидящая на окне в спальне, смотрящая в окно, на море, куда-то в даль.     

 Семья, Личное